ВОЙНА


ВОЙНА
ВОЙНА. Содержание: Санитарные и соц.-биологич. последствия В. . . 523 Военная патология...............531 Военные психозы................5 37 Санитарные я социально-биологические последствия войны. Будучи крупным народным соц.-политическим, государственным и хозяйственным бедствием, война прежде всего выявляется как бедствие соц .-биологическое, санитарное в широком смысле. В. пытается разрешать международные политические и экономические конфликты ценой жизни и здоровья широких масс населения. В мед. номенклатуре война определяется как широкая «травматическая эпидемия»; понятие «травма» не должно пониматься в узком хир. смысле; оно должно быть безгранично расширено в биологич. и соц.-пат. смысле. Если нет области народно-хозяйственной жизни, на которую война не влияла бы разрушительно, то нет области той же народно-хозяйственной жизни, которая, разрушаясь, прямо или косвенно не нарушала бы физически и биологически народного организма. Война сопровождает человечество едва ли не с колыбели его зарождения и по настоящее время. Швининг (Heinrich Schwiening) в своем богатом очерке «Krieg und Frieden», напечатанном в «Soziale Hygiene» Eh. \Уеу1'я(изд. 1904 г., т. IV, стр. 655—726), приводит интересные данные: от 1496 года до хр. э*. по 1861 год хр. э., т. е. за период в 3.357 лет, только 227 лет были свободными от В., а 3.130 лет были годами В., т. е. на 1 год мира приходилось 13 лет В. (данные приведены но Leer'у, Encyklopadie der Kriegs- und Marinenwissenschaften, В. II, 1885). Только для XIX в. (1800—95 гг.) тот же Швининг приводит следующие данные о числе лет В. и мира по отдельным странам: Табл. 1. Государства Пруссия......... Германия (без Пруссии) Австро-Венгрия..... Англия.......... Италия......... Россия.......... Франция......... Испания......... Турция ......... Годы Годы войны мира Эти цифры дает Берндт (Berndt, «Die Zahl im Kriege», Wien, 1897); им же приведены за тот же период соответственные данные только о годах крупных войн. Табл. 2. Государства Пруссия......... Германия (без Пруссии) Испания......... Австро-Венгрия..... Италия.......... Турция.......... Англия.......... Россия.......... Франция......... Годы Годы войны мира 85 Таков психоз войны в европейском масштабе даже в XIX веке. Однако, XX в., видимо, склонен побить рекорд по сравнению с XIXв.: война Русско-японская 1904—05 гг. и, особенно, война 1914—18 гг. и начавшийся ныне ряд войн в экзотических странах дальнего юга и востока, захватывающих многочисленные народы Китая, Японии и Индии, свидетельствуют об этом. Народы Европы вновь стоят перед реальными перспективами жестоких империалистских В. с вовлечением многомиллионных масс. Швининг в своем историческом обзоре сан .-биологич. последствий В. широко охватывает вопрос и учитывает последствия В. в области демографии, естественного движения населения и в области эпидемиологии, указывая влияние войны и на распространение лепры, сифилиса, чумы, трахомы, «Kriegstyphus», холеры, оспы; в связи с этими эпидемиями, он исследует рост профилактики, рост и развитие военно-полевой гигиены, характеризует влияние войны на рост алкоголизма, проституции, 5 2 5 52С псих, б-ней, самоубийств, на мораль и нравы; наконец, он расценивает влияние В. на развитие больничного дела, призрение б-ных, питание населения. В общем, Шви-нинг дает достаточно насыщенную картину печальных итогов и последствий мировых В. в сан.-биол. смысле. Но в своем заключении Швининг остается выразителем нем. военно-империалистской идеологии, пытаясь оправдать неизбежность В. мотивами расового отбора и гигиены; он призывает на помощь Шиллера с его афоризмом: «Der Krieg ist ein Beweger des Menschengeschlechts»; заканчивает он свой очерк двустишием Шиллера: «Der Krieg ist schrecklich, wie des Himmels Plagen, docli er ist gut, ist ein Geschick, wie sie». Однако, из всех мировых В. опыт империалистской В. 1914—18 гг. должен был разбить иллюзии даже немецких научных идеологов о неизбежности и оправданности войн. Наиболее ценным в научном отношении материалом по вопросу о последствиях В., вообще, и, особенно, в сан.-биологич. смысле надо считать материалы о В. лишь второй половины XIX в. и начала XX в. Мысль эта высказана Новосельским в его монографическом очерке «Влияние войны на естественное движение населения» и она безусловно справедлива. Очерк Швининга «Война и мир» как исторически-обзорный представляет большой интерес, но ценность его статистических данных очень мала (с научной точки зрения). Это относится не только к данным доисторцческого периода (до хр. эры), но и к периоду историческому. Новосельский справедливо отмечает: «Не говоря уже о средних веках, даже для нового времени не имеется почти никаких данных в этом отношении» (влияние В. на движение населения). Он считает малонадежными даже данные, касающиеся Наполеоновских В. начала XIX в. Для изучения влияния В. на движение населения он считает удовлетворительными данные только Франко-прусской, Русско-турецкой и Русско-японской В. Тем более это должно относиться к материалам о влиянии войн на изменение демографического состава населения, на движение эпидемий военного времени, данных об убитых, раненых, больных, о военном бюджете, о влиянии В. на народное питание и пр. Еще более сложным является получение данных для научного освещения вопросов соц.-биол. порядка, как алкоголизм и В., проституция и В., селекция, контр-селекция, подбор и вырождение в связи с В. Для освещения и разрешения этих вопросов материалы и данные б. или м. в достаточной мере накоплены и накапливаются лишь в итоге В. 1914—18 гг. Вопрос о накоплении такого материала, имеющего научную ценность, был поставлен уже в течение В. и, особенно, к концу ее. В Копенгагене в 1916 г. образовалось даже специальное «Общество по изучению социальных последствий В.», и в 1917, 1919 и 1920 гг. вышли из печати 3 выпуска «Трудов» этого общества (Christian Doring). Нашлись отдельные лица, посвятившие себя коллекционированию материалов о последствиях империалистской В. 1914—18 гг. Таким лицом в Германии явился Парвус, который в 1915 г. основал «Ин-т изучения соц. последствий войны»; ныне эта ценная коллекция приобретена Советским правительством и передана в Ин-т им. Ленина. В то же время и статистические органы всех стран Европы и Америки нашего «времени обеспечили богатейший материал для учета и анализа последствий мировой В. 1914—18 гг., а целый ряд научных организаций, обществ и отдельных ученых уже в течение 10 лет собирает и разрабатывает материал о последствиях мировой войны. В СССР инициатива в этом отношении принадлежит НКЗдр., к-рый в 1920 г. создал «Комиссию по обследованию сан. последствий воины 1914—1920 гг.» (председатель— д-р М. М. Гран;члены Редакции—П. И. Кур-кин, П. А. Кувшинников; выпущен из печати первый выпуск «Трудов», Госиздат, Москва, 1923). Собиранием материалов по этому вопросу занялись все народные комиссариаты; ныне готовится к печати особый труд «Война и народное хозяйство». Однако, при всем этом надо признать, что вопрос о последствиях империалистской В. 1914— 1918 гг. в порядке научного его изучения находится еще только в начальном периоде. Есть основание утверждать, что еще не вскрыты и не опубликованы повсюду первичные архивные материалы; многие материалы, видимо, еще хранятся как «секретные», не созданы еще специальные научные рабочие организации, вооруженные достаточными возможностями и средствами, чтобы использовать богатейший первичный черновой материал для исчерпывающего научного освещения вопроса о последствиях мировой В. Надо сказать, что для освещения нек-рых научных вопросов и, особенно, по «биологии В.» (биолог, последствий), может быть, еще не наступило время, недостаточен послевоенный период (вопросы: физ. тип населения в итоге В., влияние В. на расу, В. и евгеника и пр.). В итоге надо признать, что вопрос об изучении последствий В. 1914—18 гг. остается до сих пор во всей своей актуальности как научная государственно-общественная проблема, может быть, и остро-актуальная, в виду возможных в перспективе новых мировых В. Накопленный и выявленный материал есть лишь начало больших предстоящих работ. Опубликованные уже материалы и труды свидетельствуют, что последствия мировой В. в соц.-биологич. смысле необходимо трактовать много шире и глубже, чем это намечено по схеме Швининга. Здесь возможно и должно коснуться в цифрах и фактах лишь наиболее крупных последствий. Мировая В. 1914—18 гг. вовлекла в орбиту своего разрушительного воздействия и влияния небывалые в предыдущие В. многомиллионные массы: к концу В. в ней приняли участие 35 государств с населением до миллиарда душ (к началу 1916 г. в В. принимали участие 20 государств с населением в 887.855.000, без исчисления цветного населения французских колоний).Мобилизовано было на В. летом 1914 года только в 7 государствах 9.681.000 (Тальгеймер), к началу 1916 года—64.945.168 (Новосельский), а к концу войны, по данным Иегробова,-— 62.700.000, а по данным ЦСУ—66.000.000. По абсолютному числу мобилизованных на первом месте стоит Россия (15.000.000—цифра приблизительная); далее следуют страны: Германия (13.250.000), Австро-Венгрия (9.0D0.000), Франция (8.000.000), Англия с колониями (7.650.000), Италия (5.615.000) С.-А. С. Ш. (3.665.000). В отношении наличного населения вовлечены были непосредственно в В. наибольшие массы населения: во Франции—20%, в Ново-Зеландии—20%, в Германии—19,5%, в Австрии—18,6%, в Венгрии—17,1%, в Сербии—16,5%, в Италии—15%, в Румынии—13,3%. Некоторые из малых стран и народов, как Бельгия и Сербия, были доведены до крайней степени военного перенапряжения, истощения и разорения [Бельгия—по вандализму разрушения, Сербия—по истощению живой силы человеческого состава населения: в течение одного года она мобилизовала в % почти столько же населения, сколько другие государства в течение 4 лет (Новосельский)]. При таком масштабе поистине «мировой» В., когда в нее была вовлечена наибольшая половина всего человечества, легко представить, какие пертурбации, биол. и народно-хозяйственные, должны были произойти в живом коллективе человеческого рода.—Первым последствием такой В. должна была явиться, по выражению А. А. Чупрова,—«демографическая катастрофа». И эта катастрофа ныне зафиксирована целым рядом научно-статистических работ. Уже Чупров в своей работе «Война и движение населения», а затем Михайловский в 1917—20 гг. доказали наличность этой катастрофы. Михайловский, а также Струмилин подчеркнули, что мировая В. в отношении состава русского населения внесла такие извращения и пертурбации в возрастно-половой, семейный и проф. состав населения, что потребуется около 50 лет для выравнивания и нормирования закономерного состава населения, в частности, его трудовых ресурсов. Предварительные итоги разработки материалов переписи 1926 года, полученные ЦСУ, вполне подтвердили выводы Михайловского, но период, необходимый для нормирования состава населения после мировой В., теоретически должен быть удлинен едва ли не до 80 лет. Такие же глубокие, небывалые извращения внесла мировая война в естественное движение населения—брачность, рождаемость и смертность. При анализе всех относящихся сюда европейских данных, Новосельский делает общее заключение, что «война особенно резко отразилась на брач-ности, рождаемости и естественном приросте населения. На смертность гражданского населения, не считая колоссальных военных потерь, война оказала меньшее влияние, чем прежние войны и чем можно было это ожидать... Факт этот свидетельствует что большинство государств вступило в войну достаточно подготовленными в сан. и экономическом отношениях». Но в массе гражданского населения В. оставила свой глубокий след отрицательным приростом населения, что особенно заметно во Франции, Германии, Венгрии, Италии; за 4 года В. отрицательный прирост, недочет, населения выразился для Франции—-2.860.000, для Германии—1.834.627, для Венгрии—895.000, для Италии—524.844 чел. По отношению к населению начала В. этот недочет на 1.000 населения выразился в следующих величинах: Франция—72,0, Венгрия—42,0, Германия—26,3, Италия —14,2, Англия+4,1 (в Англии не было в первый год В. обязательной повинности—она введена в 1915 г.; поэтому 1-й год «+»; кроме того, в начале и при обязательной повинности освобождались семейные, вследствие чего была «вспышка» браков). Но колоссальны и абсолютные потери и человеческие жертвы в мировой В. По Геродоту, армия Ксеркса потеряла от болезней около 1.000.000 чел., армия Наполеона в 1812 г. уменьшилась из-за болезней на Уз состава; по вычислению Кольба, за период войн 1793—1865 гг. человечество потеряло 8.000.000, при чем от б-ней погибло 6.500.000. Но все эти цифры бледнеют перед цифрами лсертв мировой В. 1914—18 гг.; в эту В. потери шести армий (рус, франц., великобрит., герм., австро-венгерской, бельгийской) составляли суммарно раненых, контуженных и умерших скоропостижно—5.736.332(Негробов), не касаясь б-ных по армиям. В отношении России извращение и катастрофические потрясения в области естественного двгокения населения повторяют закономерности европейских данных, но, несмотря на крайнюю неполноту и несовершенство русских материалов по естественному движению населения, все же русские данные свидетельствуют, по выражению Новосельского, о «беспримерности» катастрофы и особенно в обла,стрт рождаемости. Падение брачно-сти в России, по сравнению с другими воевавшими странами, выразилось в следующем ряде цифр: Англия—10%, Бельгия— 46%, Германия—48%, Россия—58%, Италия—63%, Венгрия—68%, Франция—70%. По сравнению с другими войнами падение браков выразилось следующими данными: Табл. 3. Понижение числа браков (в %). Страны Россия Франция 1 I Германия j Войны Мировая........... Отечественная........ Крымская.......... Турецкая 1877 г....... Японская.......... Франко-прусск. 1870—71 гг. 58 22 26 21 13 26 18 Понижение рождаемости в России, по сравнению с другими воевавшими странами, выразилось в следующем ряде цифр: Венгрия—60%, Германия—49%, Франция—48%, Бельгия—48%, Россия—46%, Италия—43%, Англия—25%. В предыдущие В. понижение рождаемости в России не поднималось выше 14% (Отечественная В.), 10% (Крымская В.),аво Франции (В. 1870—71 гг.)—13%; в Германии (та же В.)—9%. Ярче и резче всего катастрофа рождаемости выражается в абсолютных величинах <-недорода» населения за годы В. Дефицит родившихся только в Европейской России и только за три года В. определялся в 5.000.000 «недорожденных» душ, а в границах всей б. России(с Польшей)—6.500.000 душ. Что касается общей смертности гражданского населения за годы В. до 1918 г., то она во всех воевавших странах не представляется резко увеличенной в первые годы В.; однако, эта смертность в Европейских странах (Венгрия, Бельгия, Франция, Англия, Италия, Германия), по сравнению со смертностью 1913 г., дала превышение на 13—14%; но эта величина для Франции, напр., стоит гораздо ниже, чем смертность гражданского населения во Франции в войне 1870—71 гг., когда смертность гражданского населения повысилась на 40%. Ужасным по смертности для гражданского населения оказался 1918 год, но это касалось как воевавших, так и не воевавших стран, т.к. причиной исключительно высокой смертности явилась пандемия «испанской б-ни». Но зато колоссальна смертность воевавших стран в связи с непосредственными военными потерями. Надо отметить, что относящиеся сюда цифры страдают большой неточностью и разнообразием; не вполне точны даже периоды, к которым они относятся. В то время как Негробов по шести армиям (см. выше) за период 1914—18 гг. определяет потери в 5.736.332 (при чем к русской армии он относит всего 627.686), Новосельский определяет потери 8 иностранных армий (Германия, Франция, Великобритания без колоний, Австралийский Союз, Канада, Италия, Сербия, С.-А. С. Ш.) в 5.079.660. Подсчет безвозвратных русских потерь за первые 38 месяцев (с августа 1914 года по 1 октября 1917 года), сделанный доктором Аврамовым, дает цифру 711.407, а подсчет, сделанный д-ром Бин-штоком за период 1914—18 гг., дает цифру русских безвозвратных потерь в 1.660.000, цифру в два раза бблыпую, чем цифра Не-гробова. Но все сходятся в том, что эти цифры неполны, и если иметь в виду данные всех воевавших армий за весь период мировой войны, безвозвратные потери надо определять круглой цифрой до 10.000.000, а потери России—около 2.000.000. Итак, первичные, катастрофические последствия мировой войны—это «катастрофа демографическая», катастрофа в области естественного движения населения (брачность, рождаемость, смертность), с «недородом» населения только для России в 6.000.000 душ и безвозвратные потери и жертвы (убитые ц умершие) мировой войны. Далее следуют «вторичные» последовательные катастрофы. К числу их надо отнести прежде всего эпидемии. Первые годы мировой войны в эпид. отношении (и в Европе и у нас) протекали относительно благополучно. Но 1918 г. в мировом масштабе сопровождается указанной грандиозной пандемией «испанки», от к-рой из воевавших стран особенно пострадали: Италия (число умерших возросло на 72%), Румыния, Бельгия, Франция. Меньше пострадали Германия и Англия. Но с 1919 г. по 1922 г. (гл. обр. по России) начинаются— в значительной мере как следствие мировой и гражданской войн и блокады—пандемии тифов: сыпного, возвратного, брюшного. По данным Сысина, с 1914 г. по 1917 г. болело: брюшным тифом—97.522 чел., возвратным— 75.429, дизентерией—64.861, холерой—30.810, сыпным—21.093. За два года— по его же данным—в Красной армии заболело: возвратным тифом—780.870, сыпным тифом—579.882, а всего—1.254.752 человека, т. е. 25% всего состава Красной армии.— Русский голод 1921—22 гг. в значительной мере также связан с последствиями мировой, гражданской войн и блокады, и послевоенные тифы непосредственно перешли в голодные и эпидемию цынги.—Ко «вторичным» последствиям надо отнести и заболеваемость как военного, так и гражданского населения. Здесь смешиваются последствия «первичные» (прямые) и «вторичные». К числу первых относятся раненые и больные военные чины. Негробов только для шести армий (рус, франц., ве-ликобрит., белы., герм., австро-венгерской) число «раненых, контуженных и пострадавших от газов» определяет в 15.579.792 чел. (в том числе рус. армия дала 3.803.827). По данным д-ра Аврамова (за 38 месяцев В.), число заболевших в армии было 5.069.920, а раненых 3.748.669. Таких цифр раненых и больных 'не знала ни одна из предыдущих В. Что касается общей заболеваемости гражданского населения в связи с В., то на этот счет пока не имеется сколько-нибудь обоснованных цифровых данных. Имеются обследования (Украина), к-рые говорят за то, что последствия мировой, гражданской В., голода и блокады значительно изменили всю биологию населения, степень и характер его сопротивляемости (иммунности) и отразились на характере общей заболеваемости всего населения. Это особенно выявилось во время русского голода 1921— 1922 гг., бывшего в значительной мере следствием войны; голод как бы явился реактивом на биологическую и физическую устойчивость организма; безбелковые отеки, энтероптозы, аменорреи, крипторхизм, неврозы сердца (брадикардии), психоневрозы, повышенная сердечно-сосудистая заболеваемость—все это можно и должно трактовать как резкую ослабленность био-фи-зической устойчивости организма в итоге мировой, гражданской В. и голода.Твердо и определенно доказано, что такая экскви-зитная соц. болезнь, как tbc, в связи с В. дала резкое обострение и развитие. Точно установлено по целому ряду воевавших стран (Германия, Австрия, Венгрия, Англия и др.), что развитие tbc резко повышалось с развитием В., что 1917—18 гг. дали'наибольшее развитие tbc: от 14,3 на 10.000 жителей в Германии в 1913 г. до 30,0—в 1918 г.; от 25,9 до 40,0 в Австрии; от 31,4 до 35,6 в Венгрии; от 10,1 в 1913 г. до 18,0 в 1917 г. в Англии. О росте и развитии вен. болезней в связи с В. говорит печальный опыт всех предыдущих В. То же повторяется в связи с мировой В. (см. Венерические болезни, табл. 12). О росте и развитии душевных болезней в связи с В. говорит опыт предыдущих В. Об этом свидетельствуют данные табл.4 (см. след. ст.). Табл. 4. Заболеваемость на 1.000 чел. ! Армии I Д°       Во вемя I j                          л jj jn а и                               ВОИНЫ ВОИНЫ | | С.-А.С.Ш.—в войне с Испанией 0,8          2,7 I i Английская — в Англо-бурской | ! войне.............. 1,2          2,6 Русская—в войне с Японией .'0,6          2,0 ! То же наблюдалось и во время мировой В. К числу «вторичных» последствий надо отнести такое явление, как военное беоюен-ство (см.), к-рое в мировую В. имело грандиозные размеры. Беженство, в свою очередь, вызывает громадный травматизм, широкие эпидемии, повышенную общую болезненность, нервно-псих. заболевания со всеми физическими муками и страданиями и ко всему тому громадное финансовое, экономич. и народно-хоз. разорение. Франция, Бельгия и ряд мелких стран были обречены едва ли не на сплошное «беженство». При учете соц.-биол. последствий мировой В., естественно, отнюдь нельзя ограничиваться перечисленными факторами; последствия эти бесконечно шире по факторам, линиям, разветвлениям; они должны захватывать едва ли не все факторы и стороны народного хозяйства, жизни, условий труда и быта; с соц.-биол. точки зрения надо учитывать влияние В. на народное питание, на жилищный вопрос, на состояние и организацию мед. помощи и пр. Только весь комплекс соц.-биол. факторов может определять истинные итоги мировой В. в ее разрушительных процессах. К такому подведению итогов наука еще не подготовлена; как отмечено выше, изучению катастрофических последствий мировой В. лишь положено начало; громадная литература уже накоплена, еще большее число материалов и трудов предстоит накопить. Лит.: Аврамов В.Г., Жертвы империалистической войны в России, «Известия НКЗдрава», 1920, Л"» 1—2 (Москва);«Труды Комиссии по обследованию санитарных последствий войны 1914—1920 гг». (редакторы: М. М. Гран.П. И. Куркин, П. А. Кувшинников), вып. 1, М.—П., 1923; МаркузонФ. Д., Последствия мировой войны в западно-европейских странах, «Общественный Врач», 1922, № 2; Савицкий Н.А., Питание московских рабочих во время войны, «Вестник Статистига», 1920, № 9—12, 1921, JW 1—4; «Россия в мировой войне», изд. ЦСУ, М., 1925; Сы-с и н А., Санитарное состояние СССР, «Социальная Гигиена», 1923, 2 (см. там подробную русскую библиографию, стр. 58—59); его же, Пандемии сыпного и возвратного тифов в СССР («Труды IV Съезда бактериологов и сан. врачей», М., 1920); Т е р е ш-н о в и ч А. М., Влияние войны и революции на психические заболевания, «Московский Медицинский Журнал», 1924, № 4; Н е г р о 0 о в А. И., Влияние войны на бытовые условия и санитарное состояние воюющих стран, «Профилактическая Медицина»,1928, JM° 2; Schwiening II., Krleg u. Frieden (Weyl's Handbuca der Hygiene, Supplementband IV, Jena, 1904); During Ch., Bulletin der Studiengesellschaft fur soziale Folgen des Krieges, Kopenhagen, B. I, II, III, 1917, 1919, 1920.                                      M. Гран. Военная патология (патология военного времени, Kriegspathologie немецких авторов). Всякая В. резко меняет образ и условия жизни как людей, принимающих в ней непосредственное участие, так и мирного населения; разумеется, что и течение болезней во время В. иное, чем в мирное время. В истории современной научной медицины (т. е. со времени Вирхова, приблизительно со второй половины XIX в.) было несколько крупных В. (Франко-прусская, Русско-турецкая, Англо-бурская, Русско-японская и др.). Во время этих В. внимание исследователей было почти целиком обращено на течение и лечение ран и полевую хирургию, т. к., по выражению Пиро-гова, В.—это травматическая эпидемия. Известны работы в этой области Пирогова, Клебса и Арнольда в В. 1870—71 гг. и др. Последняя мировая В. 1914—18 гг. как по количеству участников, так и по количеству пострадавших от ран и болезней, превзошла все известные войны; естественно, что мед. мысль, усиленно работавшая в это время во всех странах, в результате создала особую отрасль патологии—военную патологию, затрагивающую разнообразные стороны болезней и болезненных состояний. На основании опыта минувшей В. можно считать, что главнейшие условия, влияющие на здоровье и на особое течение болезней во время В., следующие. 1. Ф и з. напряжение, усталость, физ. истощение. Физ. работа, которая приходится на долю участников войны, очень велика и неравномерна. Войскам приходится иногда прилагать нечеловеческие усилия для выполнения той или иной боевой задачи. Это чрезмерное напряжение сказывается прежде всего на физически и нервно-психически слабых организмах (конституционально слабые, слишком молодые или недоразвитые, алкоголики, пресклеротики, пожилые, неврастеники, неуравновешенные и пр.); эти лица быстро совсем выбывают из строя. На здоровых такое чрезмерное утомление сказывается, гл. обр.,(общей разбитостью и сопровождается иногда картиной сердечной с л а б о с т и. Т. к. на В. приходится считаться не только с выполняемой физич. работой, но и с постоянным нервно-психич. напряжением, то ясно, что и то и другое влияют на расстройство сердечной деятельности. Гис (Wilhelm His), Kpayc (Kraus) и др. указывают, что большинство таких сердечных расстройств относятся к так наз. неврозам, а не органическим заболеваниям сердца, но в некоторых случаях вследствие переутомления наблюдается долго длящаяся недостаточность сердца, сопровождающаяся сердечными припадками и отеками. Чрезмерное утомление сопровождается и целым рядом ясно выраженных нервно-психических расстройств. Сердечные и нервно-психич. расстройства, повидимому, единственные следствия чрезмерной усталости. Наблюдаемые после усиленных маршей альбуминурии — явление скоропро-ходящее и не имеющее ничего общего с «военным нефритом» (Kriegsnephritis), который зависит от целого комплекса причин и, гл. обр., от температурных влияний. Во всяком случае, явления утомления, также как и связанные с ними различные расстройства, носят скоропроходящий характер. 2. Питание. В вопросах питания войск всегда приходится считаться с двумя факторами: а) резко измененный пищевой режим для людей, оторванных от обычных условий, и б) невозможность правильно питаться во время военных действий; войскам приходится по несколько дней голодать или на продолжительное время оставаться без горячей пищи. Такое неправильное питание сказывается нередко наблюдаемым нарушением секреторной деятельности желудка, преимущественно нервными диспепсиями. Многими нем. авторами отмечается, что в начале похода чаще наблюдается ахилия, сменяющаяся впоследствии гиперхлоргид-рией (факт, никем достаточно не разъясненный). Особенно ясно выступают желудоч-ные расстройства в послеинфекционных состояниях (например, ахилия после дизентерии или после гриппа). Язвы желудка и 12-перстной кишки не учащаются, но выявляются у лиц, уже раньше их имевших. Со стороны кишечника можно отметить уменьшение хрон. запоров и появление иногда массовых поносов, при чем трудно сказать, является ли их причиной неправильное питание, бактерийное заражение, простуда или нервное расстройство. При долго длящейся В. обычно наступает период недостаточного питания, к-рый сказывается целым рядом заболеваний. В начале большинство авторов отмечает увеличивающееся количество заворотов, внедрений и ущемленных грыж. Впоследствии выступают и другие заболевания, из которых главные: 1) скорбут, 2) отечная болезнь, иначе голодный, или безбелковый, отек, и 3) особое, мало изученное, заболевание, к-рое Любарш (Lubarsch) обозначает как голодную остеопатию, или эпидемическое размягчение костей. Картина этой болезни напоминает рахит и остеомаляцию. Главный симптом— размягчение некоторых отделов костной системы, преимущественно ребер. 3. Т е мп ературные и метеоролог. условия (холод, жара, сырость). Повидимому, простуде принадлежит значительная роль в этиологии и течении таких заболеваний, как "ангины, катарры дыхательных путей, пневмонии, плевриты, мышечный и суставной ревматизм, грипп, жел.-киш. расстройства и нек-рые виды болезней органов мочеотделения. На войне-более чем где-либо создаются благоприятные условия для простуды, и все перечисленные заболевания заметно увеличиваются. Влияние холода ясно сказывается на их количестве: в нем. армии таких заболеваний было значительно больше во время холодной зимы 1916/17 г., нежели в сравнительно теплую зиму 1915/16 г. Гис (на основании громадного статистического материала) делит эти заболевания на две группы. К первой группе он относит ангины, пневмонии, плевриты и суставной ревматизм. Процент заболеваемости этими болезнями в действующих частях, поднявшись в начале войны, постепенно спускался и был в среднем не выше, а часто даже ниже, чем у мирного населения. Иначе говоря, влияния простуды на эти заболевания не было заметно. Надо помнить при этом, что в мирное время в войсках были вполне здоровые молодые люди, а на В. были почти сразу призваны возрасты от 18 до 46 лет, здоровье которых было «относительное».—К другой группе Гис относит гриппозные состояния и тот комплекс, к-рый принято в отчетах обозначать как «другие заболевания дыхательных путей», а также заболевания орга- нов мочеотделения. Процент заболеваемости в этой группе оставался в течение всей войны на одном уровне и даже несколько повысился к ее концу, он всегда превышал процент заболеваемости мирного населения. Здесь влияние простуды значительно яснее. Увеличение заболеваемости органов мочеотделения во время войны относится, преимущественно, за счет острого нефрита и того заболевания, к-рое Мюллер (Ludwig Muller) обозначает термином «раздраженный пузырь» (reizbare Blase); болезнь сопровождается поли- и поллякиурией и зависит от влияния сырости и холода. Относительно острого гломерулонефрита (военный нефрит) надо заметить, что хотя связь его с простудой, по мнению Гиса и Гирша (Hirsch), несомненна, но он может зависеть и от других причин. Влияние жары сказывается значительно меньше. Солнечные удары бывают редко, чаще бывает асфиктиче-ская форма теплового удара, т. н. тепловая асфиксия, наблюдающаяся при длинных переходах в жару и кончающаяся иногда смертью. Влияние жаркого климата (в тро-г пиках) сказывается, гл. образом, на увеличении тропических инфекций. Само по себе действие жары мало отражается на организме. Вообще, опыт бывшей войны показал необычайную приспособляемость человеческого организма к климат, условиям. 4.  Скученность и антисанитарные условия. В действующей армии, а также отчасти в резервных частях, часто невозможно соблюдать даже самые примитивные правила гигиены. Скученность людей, грязь, невозможность вымыться и переменить белье ведут к резкому увеличению инфекционных и эпидемич. заболеваний. За войну 1914— 1918 гг. особенно ясно и выпукло обрисовалась роль, к-рую при этом играют в качестве передатчиков заразного начала различные паразиты (блохи и особенно вши). Если войска перекидываются издалека (например, участие так наз. цветных войск на франко-германском фронте), то они могут заносить инфекции, несвойственные данной стране, и, в свою очередь, в этих войсках могут встречаться заболевания, несвойственные родной стране (например, массовые заболевания первичным tbc). Известно, что при всякой войне развивается большое количество эпидемий и что в прежние В. потери от эпидемий были больше, чем от непосредственных военных действий. 5.  Нервное напряжение и психическая травма. Постоянная угроза жизни, потрясения и переживания, к-рые приходится испытывать действующим войскам, настолько велики, что необходимо учитывать их влияние на все заболевания. Соматические болезни неразрывно связаны с общим состоянием нервной системы, и поэтому влияние таких факторов, как простуда, утомление, инфекция и др., необходимо связывать с общим нервно-психическим состоянием больных. С одной стороны, нервные потрясения и подавленная психика могут ухудшать ход болезни, с другой стороны, постоянное нервное напряжение может стимулировать жизнедеятельность организма. Статистика устанавливает повышение нервной и душевной заболеваемости в войсках, но возможно, что это повышение зависит не столько от ужасов войны, сколько от истощающего влияния походов, травма-тизации, алкоголизма, недоедания и пр.; то же можно сказать и о неврозах: они выявляются, преимущественно, у невропатов. 6. Травматические повреждения, ранения, ушибы, газовые отравления. Непосредственное действие этих факторов на организм ясно само собой; интересен лишь вопрос, могут ли они оказывать влияние на течение других б-ней. В патологии мирного времени принято считать, что травма как предрасполагающий, а иногда и как этиологический, момент может играть роль, главным образом, при диабете, злокачественных опухолях и при tbc. Опыт минувшей В. показал, что процент заболеваемости диабетом как в тылу, так и на фронте уменьшился во время В. Нор-ден (v. Noorden) считает, что вряд ли травма поджелудочной железы может повести к диабету и что травматически-неврогеи-ный диабет, являющийся результатом ранения нервной системы, на В. не наблюдался. Что касается опухолей, то здесь возникает вопрос, может ли единичная травма (ранение) иметь этиологическое значение в развитии опухоли; это относится, гл. обр., к саркомам костей и глиомам мозга. Гап-земан, Ашоф (Hansemann, Aschoff) и др. решают этот вопрос в отрицательном смысле, т.к., несмотря на громадное количество ранений костей и мозга, никакого увеличения количества сарком и глиом ни во время войны, ни после нее не наблюдалось; точно также не наблюдалось развития опухолей на месте ранения, ходов, свищей и рубцов. Повидимому, В. не оказывает никакого влияния на увеличение числа опухолей. Что касается tbc, то вопрос, может ли удар или ранение вызвать обострение латентно протекающего tbc, решается разными авторами различно. Большинство, не отрицая вполне этой возможности, указывает на чрезвычайную редкость доказательных случаев. Напротив, можно считать вполне доказанным, что имеющийся налицо туб. процесс может резко ухудшиться под влиянием травмы или отравления газами. Для мирного населения во время В. условия жизни также несколько меняются: здесь на первый план выступает при затянувшихся войнах недоедание, доходящее иногда до настоящего голода, как было, напр., в Германии и в Австрии в минувшую войну. Многие болезни, носящие у немецких авторов название «военных», например, «военный отек» (Kriegsodeme), «военная аменоррея» (Kriegsamenorrhoe), зависят собственно не от войны, а должны быть отнесены -к следствиям голода. У нас эти болезни появились после войны, во время общей разрухи. Вообще, все перечисленные факторы тесно переплетаются друг с другом, и трудно выделить значение каждого из них в отдельности. В общем, б-ни, с которыми чаще всего приходится встречаться во время В., можно разделить на три группы. 1. Заболевания, специфические для В.; сюда относятся травмы в широком смысле слова, т. е. а) повреждения, вызванные непосредственно военными действиями: ранения, раневые инфекции (из них особенное значение имеет столбняк и газовая, шумящая гангрена); б) повреждения, вызванные грубыми физ. воздействиями, напр., падение с летательных аппаратов, сотрясения, контузии; в) повреждения, вызванные термическими факторами: ожоги, тепловой удар, отмораживание; г) повреждения, вызванные химическими факторами, как газовые отравления. (см. Боевые отравляющие вещества). 2. Болезни, характерные для В. Сюда принадлежат, преимущественно, инфекции и эпид. заболевания, свойственные всякой В., как то: тифы брюшной, возвратный и сыпной; паратифы, дизентерия, холера, малярия, менингококковый менингит, эпидемическая желтуха (болезнь Боткина-Вейля), эпидемический грипп («испанская болезнь»), летаргический энцефалит и особая болезнь, т. н. окопная, или пятидневная лихорадка. 3. Болезни, не характерные для В., но протекающие несколько иначе, чем в мирное время. Особенного внимания здесь заслуживают болезни сердца (преимущественно неврозы), жел.-киш. заболевания, глистные заболевания, острые нефриты (военный нефрит), tbc (увеличение,-преимущественно, острых форм tbc), неврозы и психозы. Значение военной патологии весьма велико не только для военного, но, гл. обр., и для мирного времени. Достаточно указать, что за В. 1914—18 гг. имеются след. достижения и открытия: целиком разработана патология сыпного тифа (выяснен способ распространения заразы, открыт пато-лого-анат. субстрат болезни, разработаны диагностич. методы), целиком разработана патология, и открыт возбудитель болезни Боткина-Вейля, значительно разработаны патология и пат. анатомия малярии, возвратного тифа, дизентерии, раневых инфекций и ранений вообще, введены в патологию новые болезни, как, напр., окопная лихорадка, «испанская болезнь» (см. Грипп), летаргический энцефалит, голодный отек; выяснено значение противотифозных и противохолерных прививок и т. д. Общим перечислением сделанного указывается отчасти и цель военной патологии—пользоваться большим, поставленным в особые условия, материалом для выяснения сущности б-ней и их течения. Огромным подспорьем для этого должна быть правильная постановка научно-исследовательской работы в армии и, в частности, вскрытий. К сожалению, на эту сторону дела во всех странах было обращено мало внимания. Только в Германии, и то не с самого начала В., а начиная с весны 1916 г., по настоянию известного патолога Ашофа, были организованы в действующей армии полевые прозектуры и введены должности армейских патологов (Armeep'athoJogen)—в действующей армии и патологов-консультантов (beratende Pathologen)—в каждом тыловом сан. учреждении. Благодаря такой постановке дела, в Германии за В. было сделано ок. 70.000 военных вскрытий, и в Берлине образован 'громадный музей военной 5S7 патологич. анатомии.—На русских фронтах обращалось внимание, гл. обр., на организацию бактериол. лабораторий, работа и значение к-рых были Очень велики. Правильная постановка вскрытий была организована лишь при очень небольшом числе тыловых эвакопунктов, преимущественно Западного фронта (Минск, Ново-Борисов, Бобруйск, Орша). Полевых прозектур не было. Между тем, особенно важно производить вскрытия самым подробным образом, взвешивая и измеряя все органы убитых на поле сражения, т. к. из полученных цифровых данных можно многое извлечь для выяснения средней нормы и разрешить многие важные вопросы конституции и антропологии, так как ни при каких других условиях нельзя получить такого количества трупов здоровых людей. Еще более важно для военной патологии правильно организовать общую мед. статистику. Лит.: Абрикосов А. И. и П о п о в а С. Н., Пат. анатомия во время войны, «Научные Известия», вып. 4, 1922; Handbuch d. arztlichen Erfahrurgen im Weltkriege 1914—1918, hrsg. v. Schjerning, B. I—IX, Lpz., 1922 (лит).                                      М. Алексеев. Военные психозы. Вопрос о существовании военных психозов как отдельной нозологической единицы, как особых форм психич. заболеваний, вызванных именно войной, решается на основании опыта прежних войн и войны 1914—18 гг. отрицательно. Но несомненно, что В., и особенно мировая, создавшая исключительный по своим размерам и интенсивности эксперимент для изучения массовой травматизации, не могли не наложить специфического отпечатка на все псих, заболевания эпохи военного времени, при чем экзогенные моменты (истощение, травма, инфекции), наряду с аффективными переживаниями, играли наибольшую роль в развитии всякого рода психотических вспышек и психопатических реакций. Опыт В. показал, что участие подавляющего количества внешних факторов не отразилось сколько-нибудь существенно на обычных клинических формах психозов (схизофрения, маниакально-депрессивный психоз, эпилепсия, прогрессивный паралич), способствуя лишь в нек-рых случаях выявлению их латентного течения. Общее число этих форм, по статистическим данным, заметно не возросло. Не подлежит, однако, сомнению факт увеличения общего числа псих, заболеваний во время В., как это видно из отчетов всех предшествующих войн, что нужно отнести, гл. обр., за счет травматогенных и психогенных форм. В германской армии в В. 1870—71 гг. число душевнобольных с 0,37%о до В. поднялось в первый год В. до 0,54%о, в 1871—до 0,51%о и в 1872—до 0,93,%о с падением до 0,2— 0,3%0 в последующие годы. В английской армии во время Англо-бурской В. псих. заболевания достигали 2,5%0; до войны же они составляли 1,4%0, а после—1,2%0. В Русско-японскую В. число душевнобольных в русской армии составляло 2%0; среднее же число за 10 лет, предшествовавших войне, составляло всего 0,6%о. То же самое явление отмечается во время войн Испанско-американской и Балканской. Везде псих. заболеваемость в армии увеличивается в 3—4 раза по сравнению с мирным временем, при чем нарастание числа психозов по мере длительности войны постепенно увеличивается, а максимум приходится к концу войны. Опыт последней мировой В. не мог быть весь охвачен в отдельной цифровой сводке, тем более, что нахлынувшая вслед за максимумом общего напряжения и истощения к концу В. могучая волна революции с ее героическим идейным подъемом и стихийными разрушительными силами затушевала в значительной мере этот чрезвычайный опыт войны новым подавляющим материалом из области психогенных и реактивных состояний. Увеличение общего числа военных психозов должно быть отнесено за счет экзогенных и психогенных расстройств. По данным статистического психиатрического бюро в 1917 г. (П. П. Кащенко), полученным за два года из отчетов 23 больниц, процент отдельных форм по отношению к общему числу всех выбывших больных (6.064) выражается в след. цифрах: 1.  Врожденное умственное недоразвитие . . 7,3 2.   Психозы всех форм (за исключением истерической неврастении, эпилепсии и травмы).................... 40,0 3.  Выздоравливающие и выздоровевшие после психозов................ 0,4 4.  Истерия, неврастения и истеро-неврасте- ния с психозами..............       2,4 5.   То ше без психозов............     11,1 6.   Эпилепсия с психопат, осложнениями . .       4, В 7.   Эпилепсия без психопат, ослоятаений . .     12,2 8.   Травмат: формы с психозами . ,..... 7,2 9 . Травмат. формы без психозов....... 4,9 10.   Прочие нервные заболевания без психозов       2,4 11.   Соматические заболевания.........       1,2 12.   Душевноздоровые.............       5,9 13.   Без диагноза................       0,4 Наибольшее количество работ в иностранной и русской литературе о военных психозах посвящено наблюдениям в области трав-матич. и психогенно-истероидных форм. Среди случаев травматического психоневроза на В. выделяются две категории: в одной—преобладают симптомы ком-моционные с анатомич. подкладкой (в виде нарушения кровообращения или молекулярных изменений в мозгу), в другой— доминирующую роль играют симптомы иси-хогенно-истероидные с явлениями, гл. обр., эмоционального шока, при чем здесь же сказывается и фактор истощения. Те и другие симптомы могут комбинироваться. При первых (органических) имеется дело как с своеобразным сотрясением центральной нервной системы, так иногда и с повреждением периферических аппаратов, чаще всего в области слуха. Здесь нередко встречается Корсаковский синдром и другие расстройства памяти. Что касается второй группы случаев, то прежде всего выделяется (Воп-hoeffer) обычно встречающееся на почве истощения расстройство с эмоционально-гиперэстетическим состоянием слабости, к-рое, перемешиваясь с др. психогенными и пси-хопатич. (особенно у лиц с тревожным характером) проявлениями, обозначается некоторыми авторами (Автократов, Birnbaum) как неврастенический военный психоз. Среди других расстройств описываются картины депрессивно-ступорозно-го характера, иногда с чертами тревожной напряженности, иногда с делирантными чертами, с театральным, детским поведением, с Ганзеровским сумеречным состоянием. Иногда больные переживают со всеми проявлениями страха сцены битвы с врагом. Гаупп (Gaupp) считает эти картины идентичными с упоминаемыми в санит. отчете 1871 года случаями «апатического ступора», с переходом в «перемежающуюся манию эпилептоидного типа» (излечение через несколько дней). Штифлер (Stieffler) из наблюдений над осажденными в Пржемышле нашел 15% острых, б. ч. скоро преходящих психозов, с картинами амеытивно-сту-порозными, галлюцинаторно-делириозиыми (с бредом и конфабуляциями, окрашенными часто розовыми мечтами и желаниями); наблюдались случаи острого бреда с летальным исходом. Суханов описывает два случая острой спутанности с бредом вражеского пленения у умственно-дебильных, а также случай с депрессивно-ажитированным синдромом, при чем последний он склонен толковать как начало схизофрении. По наблюдениям Аменицкого, на фронте, из 29 псих, б-ных, прибывших с боевых позиций в 1915 г., 4 было с сумеречным состоянием (2 аментивных, 1 со ступором, 1 с нелепым поведением и ответами по типу Ган-зера). Центральным пунктом является вопрос, возможно ли развитие таких острых вспышек, таких реакций вне психопатических конституций. Мнения расходятся, по-видимому, больше в зависимости от того, производились ли наблюдения около боевых позиций или в тылу. Потрясающие впечатления боевой обстановки могут вызвать и без особого предрасположения такие же реакции, как у психопатов (состояния сумеречные и пориоманические, состояния пат. аффекта и пат. опьянения и др.). Наблюдения последней В., по мнению Бон-геффера, показали, что чрезмерно длительная и напряженная борьба между идеей долга по отношению к участию в бою и естественным влечением к самосохранению постепенно приводит к победе влечения над идеей, и тогда легко развивается склонность к защитным реакциям с бессознательно-инстинктивным стремлением уйти от действительности в фантастически-бредовые переживания (бегство в психоз). Не случайно то, что в виду особо тяжелых условий войны сглазкивалось нередко различие между истерией и симуляцией, и к истерическим защитным реакциям как филогенетически старым и примитивным реакциям (Kraepelin), заглушённым лишь влиянием культуры и воскресающим вновь под влинием животного чувства страха на войне,—к Этим реакциям могли прибегать и лица, бывшие до того здоровыми. Там, где острые симптомы действия шока не проходят в течение нескольких дней и у б-ного фиксируются такие явления, как истерический паралич, астазия-абазия, глухота, немота, дрожание, псевдодеменция, ступор и др., там обычно идет речь о вторичных психогенных факторах, возникших после действия шока, каковые связаны чаще всего с нежеланием подвергаться дальнейшим опасностям войны. У пленных, к-рым не грозит участие в последующих военных операциях, истерических реакций наблюдалось мало. Несомненно все же, что преобладающее количество психогенно-истероидных реавдий давали лица психопатические и предрасположенные (особенно из типа эмоционально-лабильных). Для некоторых психопатов (психастеников, ипохондриков) фронтовая жизнь, наоборот, оказалась полезной в смысле тонизирующего и отвлекающего влияния. Нек-рые эпилептики и эпилептоиды с особой восторженностью устремлялись на фронт и обнаруживали чудеса храбрости. Неожиданно также проявляли храбрость и бесстрашие в рискованных положениях некоторые схизофреники с аутистической заторможенностью. Инфекционные психозы, наблюдаемые в громадном количестве на войне в связи с эпидемиями брюшного, сыпного и возвратного тифов, протекали в стадии acme по типу лихорадочного делирия, с обилием галлюцинаций, фантастических сплетений и конфабуляций из боевой обстановки (большинство говорит о полученных военных наградах); в стадии же падения температуры, особенно в связи с кризисом у возвратыотифозных (по наблюдениям Аменицкого),—по типу эпилептиформного возбуждения. У многих тифозных наблюдались по окончании б-ни явления остаточного бреда.—Алкогольные психозы в мировую В. наблюдались поразительно редко, даже в Германии, где не было запрещения продажи вина. Сравнение со статистикой в Русско-японскую В. показывает, что тогда за 11 мес. общее количество алкогольных психозов было почти вдвое больше, чем за четыре года последней войны во всей немецкой армии. Большое число алкогольных психозов среди офицеров в Русско-японскую войну (в связи с чем душевная заболеваемость среди офицеров в 10 раз превосходила заболеваемость среди солдат) компенсировалось в последнюю войну увеличением фнкц. психоневрозов (23% по статистике Реформатского). Обращает внимание также большое число случаев пат. опьянения на В. (влияние истощающих моментов). Взамен алкоголя развилось повышенное влечение к морфию и кокаину. В течении обычных клинич. форм психозов во время В. отмечаются также нек-рые особенности. При всех формах в содержании бреда б-ных так или иначе отражаются впечатления окружающей боевой обстановки (патопластика) только в свежих, начальных вспышках; в более поздних стадиях—при схизофрении, прогрессивном параличе—эти впечатления проходят почти бесследно. При схизофрении часто трудно решить, идет ли речь о начале болезненного процесса или об экзогенном влиянии на уже существующий психоз. Часть тех случаев, которые описывались как мобилизационный психоз, были несомненным обострением схизофрении. На В. возникали трудности и в распознавании схизофрении и психогении (истериков считали схи-зофрениками). По отношению к маниа-кально-депресс. психозу как наиболее связанному с эмотивной сферой представлялось наиболее вероятным учащение случае» заболевания под ошеломляющим действием боевых событий, и тем не менее только ограниченное число авторов (Stieffler) находило больший % маниакально-депресс. психоза по сравнению с мирным временем. У большинства же авторов отмечается лишь сравнительное преобладание депрессивных фаз над маниакальными. На наклонность к депрессивным состояниям указывалось и в прежних наблюдениях русских авторов, еще в период господства симптоматических диагнозов в психиатрии (у Суханова—депрессивно-аментивные, сту-порозные и ипохондрические состояния на основании материалов Русско-японской войны; у Озерецковского и Шайкевича—на материале мирного времени). По отношению к прогрессивному параличу большинство авторов считает, что вредности В. не содействовали учащению случаев заболевания. Нек-рые наблюдения указывают на более ускоренное и даже галопирующее течение паралича во время В. Мнение о том, что в переутомленном организме сифилис преимущественно локализуется в нервной системе, не нашло фактического подтверждения в материале В. По отношению к эпилепсии травма и контузия во время В. во многих случаях сыграли роль провоцирующего момента в развитии припадков. Заслуживают упоминания также припадки у контуженных с истероидными сумеречными состояниями, с яркими переживаниями активного участия в боевой обстановке (командование). В. дает обильный материал и для изучения массовой психопатологии, массового гипноза, являясь сама по себе следствием активного выявления сверхценных идей, господствующих и накопляющихся в той или иной ситуации. Эти идеи принимают 1) мегаломаническую и шовинистическую окраску в период военных успехов и 2) депрессивную—с навязчиво-параноидными элементами при неудачах на фронте (шпиономания), и эта общая окраска массового настроения, естественно, отражается и на содержании психозов, особенно экзогенных и психогенных. Отрицательные стороны влияния войны на психическое здоровье населения—увеличение психопатии в связи с общей травматизацией, громадная масса инвалидов-травматиков, наркомания, понижение ценности человеческой жизни, увеличение преступности, антисоциальных моментов и т. д.,—все эти ужасы войны ярко стоят перед глазами, лишь постепенно изживаясь в условиях мощного роста современного строительства. Лит.: В 1 г n b a u m К., Kriegsneurosen u. Psycho-sen auf Gnmd der gegenwartigen Kriegsbeobachtungen, Zeitschrift f.d. gesamte Neurologic u. Psychiatrie, Refe-rate, B. XI, 1915; его же, Psychopatbie и. Psy-chosen (Handbuch der Neurologie, begr. v. M. Lewan-dowsky, В., 1924); В о n h о e f f e г К., Ober d. Be-deutung der Kriegserfahrungen fur die allgemeine Psy-chopathologie und Atiologie der Geisteskrankheiten (Handbuch der arztlichen Erfahrungen im Weltkriege 1914—1918,hrsg. vonO.von Schjerning, В., 1922); Bin-swan g er 0.,Die Kriegshysterie (ibid.); G а и р р Н., Kriegsneurosen. Zeitschrift f. d. ges. Neurologie u. Psychiatrie, B. XXXIV, 1916; Статьи и рефераты в «Современной Психиатрии» и «Пеихиатротеской Газете» (1915—1917), в «Обозрении Психиатрии» (1906), в «Русском Враче» (1905)—Milian, Charon, Zolla, Gras-set, Regis, Автократов,1 Суханов, Хорошко, Вырубов, Кащенко, Аствацатуров, Сегалов, Аменицкий, Давиденков, Семенов и др.                   Д. Амеиицкай. I

Большая медицинская энциклопедия. 1970.

Синонимы:

Антонимы:

Смотреть что такое "ВОЙНА" в других словарях:

  • ВОЙНА — Ни для какого другого дела мужчины не объединяются так быстро, как для убийства других мужчин. Сьюзен Гласпелл Война была бы пикником, если бы не вши и дизентерия. Маргарет Митчелл На войне все просто, но самое простое в высшей степени трудно.… …   Сводная энциклопедия афоризмов

  • ВОЙНА —         организованная вооруж. борьба между государствами (группами государств), классами или нациями (народами). Генезис В. уходит в глубь доклассовой истории человечества (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 46, ч. 1, с. 480). Однако только… …   Философская энциклопедия

  • Война и мы — «Война и мы» («Военное дело глазами гражданина»)  серия книг по истории Второй мировой войны, основанная Юрием Мухиным в 2000 году. Содержание 1 Аннотация 2 Список книг …   Википедия

  • Война — ВОЙНА. I. Война, наиболѣе сильное принудительное средство, посредствомъ к раго государство достигаетъ своихъ политическихъ цѣлей (ultima ratio Regis). По своей сущности, В. и есть приложеніе въ жизни человѣч. общ въ всемір. закона борьбы за… …   Военная энциклопедия

  • ВОЙНА — жен. (война, воевать, от бить, бойня, боевать, как вероятно и боярин, и воевода или боевода), раздор и ратный бой между государствами, международная брань. Наступательная война, когда ведут войско на чужое государство; оборонительная, когда… …   Толковый словарь Даля

  • война — сущ., ж., употр. очень часто Морфология: (нет) чего? войны, чему? войне, (вижу) что? войну, чем? войной, о чём? о войне; мн. что? войны, (нет) чего? войн, чему? войнам, (вижу) что? войны, чем? войнами, о чём? о войнах 1. Война это борьба,… …   Толковый словарь Дмитриева

  • война — ы; мн. войны, войн; ж. 1. Вооружённая борьба между государствами, народами, племенами и т.п. или общественными классами внутри государства. В. против иноземных захватчиков. В. за свободу и независимость государства. Объявить войну. Вести войну.… …   Энциклопедический словарь

  • Война — (war) вооруженный конфликт между двумя или более сторонами, обычно преследующий политические цели. Смысл термина заключается в том, что при столкновении интересов )обычно территориальных) крупных политических образований – государств или империй… …   Политология. Словарь.

  • ВОЙНА — всех против всех. Книжн. Шутл. О недружном коллективе, обществе, раздираемом склоками и распрями. ШЗФ 2001, 41. /em> Калька с лат. bellum omnium contra omnes. БМС 1998, 93. Война и мир. Жарг. шк. Шутл. ирон. 1. Школьная жизнь. Bytic, 1991 2000;… …   Большой словарь русских поговорок

  • ВОЙНА — ВОЙНА, войны, мн. войны, жен. Вооруженная борьба между государствами или общественными классами; ант. мир. Вести войну. Возгорелась война. Объявить войну. Франко прусская война. Гражданская война. Позиционная война. Находиться в состоянии войны с …   Толковый словарь Ушакова

Книги

  • Война, Аркадий Бабченко. Аркадия Бабченко считают одним из основоположников современной военной прозы. Он прошел две чеченские кампании и хорошо знает, о чем пишет. Война просто не отпускает – в качестве военного… Подробнее  Купить за 299 руб электронная книга
  • Война, Людвиг Ренн. Книге "Война" принадлежит значительное место в истории европейской литературы. Она вышла в свет в 1928 году, имела огромный успех и сделала широко известным имя ее автора Людвига Ренна.… Подробнее  Купить за 280 руб
  • Война, Сергей Тармашев. «Война» – третья книга фантастической саги «Древний» Сергея Тармашева, продолжение романов «Катастрофа» и «Корпорация». Главный герой эпоса, офицер-спецназовецТринадцатый, вновь вступает в… Подробнее  Купить за 249 руб электронная книга
Другие книги по запросу «ВОЙНА» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.